Az Nevtelen (Az Nevtelen) wrote in ru_civil_war,
Az Nevtelen
Az Nevtelen
ru_civil_war

Categories:

Сказ про убиение большевиками Г.С. Хрусталева-Носаря

   Помещаемые здесь 2 заметки представляют большую ценность, хотя и содержат ряд фактических неточностей.

Савенко А.И. Г.С. Хрусталев-Носарь. (Некролог.) // Киевлянин. К., 1919. №20, 13 сентября, с. 1.

   Получены известия о том, что в Переяславе от руки социалистических палачей погиб Г.С. Хрусталев-Носарь. Вообще режим социалистических правителей в Переяславе был довольно мягок, и разстрелов там почти не было. Но в середине лета в Переяслав нагрянул из Чернигова "интернациональный" карательный отряд, и начались расправы. Г.С. Носарю, который как и множество русских людей, недооценил всей свирепости и кровожадности социалиста, дорвавшегося до власти, и проявил большую безпечность (он спокойно жил в своем домике в предместье города в Подварках), было предъявлено обвинение в антисемитизме. Его и его младшего брата арестовали и увезли на пароходную пристань. Там оба они были убиты и сброшены в Днепр. Через некоторое время тело младшего Носаря нашли, а тело Г.С. найти не удалось.
   Так кончил свою безпокойную жизнь в расцвете сил человек выдающихся, можно сказать, исключительных дарований.
   Георгия Степановича Носаря я хорошо знал: мы были сверстники по детству. Отец Носаря, происходивший из крестьян Золотоношского уезда, был очень даровитый человек. Он был народник. За участие в каких-то тайных политических организациях он был сослан в административном порядке в Оренбургскую губ. и только в 80-ых годах получил разрешение возвратиться в Полтавскую губ. Здесь, в г. Переяславе, я встретился с маленьким "Жоржиком", который был самолюбивым и несколько замкнутым мальчиком. Чуждаясь всяких игр и детского спорта, он очень рано засел за книги и вошел в круг интересов своего отца, который сотрудничал в разных периодических изданиях, был в переписке с Н.К. Михайловским и т.д. Позже, когда я проходил курс гимназии в Лубнах, мы встречались с Носарем только летом. Он учился дома, но затем он выдержал экзамен в один из старших классов Прилукской гимназии, которую и окончил. С тех пор пути наши разошлись. Г.С. Носарь в бытность студентом вошел в тайные политические организации и скоро занял в них видное положение.
   По окончании университета он решил делать адвокатскую карьеру и поступил в помощники присяжного поверенного в Петербурге. Вскоре он занял место помощника юрисконсульта Николаевской жел. дороги. В 1905 году Г.С. был вынесен на самый гребень революционной волны. Необычайно даровитый, полный огненной энергии, пламенный оратор, он стал во главе всего революционного движения. Как известно, он был избран председателем Совета рабочих депутатов, который, заседая в здании Технолог. института, организовал октябрьскую всеобщую забастовку и руководил ею. Эта забастовка, имевшая столь громадные последствия для нашей Родины (акт 17 октября), была созданием Г.С. Носаря, ставшего с этого момента известным России под именем Хрусталева-Носаря (в период нелегального существования он жил с паспортом на имя Хрусталева), и явилась отражением мировоззрения и характера его. Носарь был правоверным социалистом-плехановцем. Он был решительным противником революционного террора и вооруженных возстаний и вообще всякого кровопролития. Насаждение социализма он представлял себе только в эволюционном порядке. В противовес сторонникам вооруженного возстания, Носарь выдвинул идею пассивного сопротивления в виде всеобщей забастовки, которая и был им задумана и осуществлена. Товарищем председателя совета рабочих депутатов был тогда Троцкий-Бронштейн, который, состоя с 1902 года на службе у департамента полиции, предал Носаря, главных его сотрудников и вообще всю его организацию. Впоследствии раскрылось, что Троцкий-Бронштейн все время по указанию департамента полиции провоцировал совет рабочих депутатов на более резкие шаги и действия. Арестованный П.Н. Дурново, Носарь в 1906 году, во время 1-й Госуд. Думы, был осужден в ссылку в Сибирь. Оттуда он бежал и затем много лет жил в качестве эмигранта в Париже. Когда началась война с Германией, Носарь стал рваться на родину. После опубликования акта об амнистии он свое намерение привел в исполнение, но по прибытии в Россию немедленно был арестован и, вопреки прямому и ясному смыслу акта об амнистии, предан суду за побег из Сибири. Революционный переворот 27 февраля 1917 года застал Носаря сидящим в "Крестах". Его освободили из тюрьмы, привели в Таврический дворец и здесь сказали: "Берите на себя командование и руководство всем возстанием". Носарь от этого решительно отказался, но вошел в состав совета рабочих депутатов. Здесь он пробыл недолго. Впоследствии он разсказывал мне, что с первых-же дней, видя, каким успехом в совете рабочих и солдатских депутатов пользуются большевистские выступления Стеклова-Нахамкеса, он понял, что все пропало, что мы неудержимо покатимся в пропасть. "Я пробовал возражать Нахамкесу,— говорил он мне,— но мои выступления не встретили поддержки, и я понял, что ничего сделать не могу, и решил стушеваться". Из Петербурга он уехал к себе на родину — в Переяслав и здесь все время работал, поддерживая порядок. Он был пламенный сторонник единой России и ненавидел украинство. Под влиянием ужасов революции он пересмотрел свои верования и в последнее время сильно эволюционировал, примкнув полностью к программе "внепартийного русского блока".
   Горячий патриот, искренний, мятежный, он мог еще много поработать на пользу Родины. И как жаль, что выдающиеся силы этого крупного человека были мало использованы.

Савенко А.И. Заметки. VI. // Киевлянин. К., 1919. №24, 19 сентября, с. 1.

   Мучительно жаль Г.С. Носаря-Хрусталева. Этот высоко одаренный человек, погибший всего 43 лет от роду, мог-бы еще очень много принести пользы Родине и родному народу. И моя мысль как-то не может примириться с тем, что в моем родном городе, с которым я всегда поддерживал живые связи, нет уже более Георгия Степановича с его вулканом энергии, вечным фонтаном проектов и новых начинаний, с его неутолимой жаждой деятельности. Именно теперь для его дарований открылось-бы широкое поприще. Но его нет. И вся даровитая семья Носарей как-то разнесена и развеяна ураганом революции. Их было четыре брата. Младший оставался в Переяславе и погиб вместе с Г.С. А два средних брата — офицеры военного времени — давно ушли к адм. Колчаку.
   О гибели Г.С. разсказывают много интересных подробностей. Говорят, что известны даже имена его убийц. Приехавшие из Переяслава разсказывали мне, что Г.С. вовсе не спокойно жил в своем домике, как я написал в некрологе, а скрывался и, как опытный конспиратор, делал это очень ловко и уверенно. Он был очень популярен и имел много друзей (особенно среди крестьян уезда), которые и помогали ему скрываться. Но социалистическое правительство приказало во что-бы то ни стало найти Носаря. Дело в том, что в прошлом году Г.С. выпустил в свет брошюру (которая сразу же разошлась), посвященную его мыслям о революции, о ее ходе и неизбежном исходе (наиболее желательным и неизбежным эпилогом революции ему рисовался Земский Собор, который-бы выбрал Царя). Так вот в этой брошюру было большое предисловие под заглавием:
   "Как Лейба Троцкий-Бронштейн расторговывал Россию".
   Г.С. подробно разсказал, как Бронштейн поступил в 1902 году на службу агентом охранного отделения в Николаеве, как он потом, как выдающийся "охранник", перешел на службу в Петербургское охранное отделение, как в 1905 г. он предал и выдал Носаря и всех главных деятелей совета рабочих депутатов. И мало того, что Бронштейн выдал их, но он еще и принял меры к тому, чтобы обосновать предъявленное к ним обвинение. Дело было так. Когда арестовали Носаря и его сотрудников, Бронштейн, бывший товарищем председателя совета рабочих депутатов, не был арестован. Он немедленно собрал совет и провел такую резолюцию: "Совет рабочих депутатов, узнав об аресте своего председателя, решил продолжать подготовку к вооруженному возстанию". Позже выяснилось, что Бронштейн провел такую резолюцию, которую "рабочие депутаты" приняли впопыхах, по указанию департамента полиции — для того, чтобы обосновать предъявленное Носарю обвинение в подготовке вооруженного возстания. При разборе дела оказалось, что указанная резолюция была единственной уликой против Носаря: обвинение так и было обосновано: раз совет рабочих депутатов постановил, после ареста Носаря, продолжать подготовку вооруженного возстания, значит при Носаре эта подготовка была начата и производилась. Однако при разборе дела в судебной палате Носарь документами и свидетельскими показаниями доказал, что он, как правоверный плехановец, был решительным противником вооруженных возстаний и всякого вообще кровопролития и выдвинул и осуществил идею пассивного сопротивления (забастовка). И судебная палата этот главный пункт обвинения отвергла. Вот почему Г.С. отделался за 1905 года только ссылкой на поселение, откуда вскоре и бежал.
   Далее в своей книжке Г.С. разсказал, что в 1907 году Бронштейн перешел на службу к германскому военному агенту в качестве шпиона и таковым остается до настоящего времени, выполняя в разных местах разные поручения германского генерального штаба. В начале войны Бронштейн предпринял, на германские деньги, издание пораженческой газеты в Париже. Г.С. Носарь обратился к французскому министру внутренних дел и представил ему данные о том, кто таков Троцкий-Бронштейн. Заявления Носаря были проверены и было точно установлено, что Бронштейн свою газету издает на германские деньги.
   Тогда французское правительство его газету закрыло, а сам Бронштейн был выслан из Франции и уехал в Америку. После переворота 1917 года Бронштейн поспешил из Америки в Россию — исполнять новое поручение германского генерального штаба. Об этом немецкий генерал Гофман, главный уполномоченный Германии при заключении мирного договора в Брест-Литовске, в беседе с представителями английской печати сказал (уже в нынешнем году): "Ленинизм" был организован по приказу ген. Лудендорфа и главного штаба — с целью парализовать Россию и тем самым иметь возможность перевезти войска на Западный фронт".
   Свои обвинения, предъявленные Троцкому-Бронштейну в "расторговывании России" Г.С. Носарь конкретно формулировал в 10 пунктах. Наша печать, в том числе "Киевская Мысль", в которой Троцкий-Бронштейн долго сотрудничал, подписываясь "Антид Ото", тщательно замолчала разоблачения Носаря, несмотря на всю их сенсационность.
   И вот за эти разоблачения Г.С. поплатился жизнью. Правительство Ленина-Бронштейна приказало во что-бы то ни стало найти Носаря. В Переяслав наехали социалистические сыщики, которым усердно помогали переяславские соплеменники Бронштейна. Организована была слежка, и в ночь с 3 на 4 мая, когда Г.С. неосторожно остался на ночлег у себя дома, он был схвачен... В Переяславе говорят, что голова Г.С. Носаря была отрублена и отправлена в Москву — Бронштейну, как доказательство, что приказание его выполнено.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments